КРУГОСВЕТНАЯ ПАРУСНАЯ ГОНКА: КОМУ ПОКОРЯЮТСЯ ВЕРШИНЫ

На высочайшую вершину планеты без кислорода — без кислородного баллона за плечами — взойти и спуститься почти невозможно. Но есть желание помериться силами с горой. И это состязание продолжается уже почти 100 лет. Главное — успеть выйти из зоны смерти. Но кислород в крови часто заканчивается раньше... «Эверест без кислорода» — так называют безостановочную кругосветную парусную гонку яхтсменов-одиночников Vendee Globe. В феврале 2013 года эта регата завершила свой седьмой сезон.

«Эверест без кислорода» — так называют безостановочную кругосветную парусную гонку яхтсменов-одиночников Vendée Globe. В феврале 2013 года эта регата завершила свой седьмой сезон.
Сегодня мало кто помнит, что этим образным определением гонка обязана своему основателю, знаменитому французскому яхтсмену Филиппу Джинто, который был далёк от пафоса и сочинил его как каламбур. Ещё в середине 80-х годов прошлого столетия двукратный победитель кругосветных парусных регат BOC Challenge задумался о проведении альтернативной гонки яхтсменов-одиночников, которая бы проходила без заходов в порты, в режиме нон-стоп. Француз стремился дистанцироваться от организаторов прежней регаты — «Британской кислородной компании», и слова «без кислорода» относились в первую очередь именно к ним. Новая гонка — называлась она тогда Globe Challenge — стартовала в 1989 году.
Первым кругосветную дистанцию протяжённостью около 25 000 морских миль завершил француз Титуан Ламазо. Он провёл в океане чуть более 109 дней. Сам основатель гонки Филипп Джинто финишировал лишь четвертым, затратив на прохождение вокруг земного шара почти 114 дней.
Последняя, седьмая лодка, пришла к финишу спустя только 163 дня после старта. Ещё шестеро гонщиков по разным причинам были вынуждены сойти с дистанции. Пять с лишним месяцев в океане, в одиночку, в тесном пространстве 20-метровой скорлупки! Тяжёлая, изнурительная работа изо дня в день, без права на отдых. Попробуйте представить себя на месте этих людей!
И вот спустя 23 года мир приветствует героев уже седьмой такой регаты. О том, как сильно за это время шагнула вперёд наука и технологии судостроения, красноречивее всего говорит время прохождения кругосветной дистанции, которое фиксируют судьи на финише... Чтобы замкнуть кольцо вокруг земного шара, победителю Vendee Globe 2012–2013 Франсуа Габару из Франции понадобилось всего 78 дней и 2 часа. И это новый рекорд одиночных кругосветных плаваний под парусами. Мало того, что Габар пришёл первым, так ведь он (как и его земляк Армель Ле Клек, финишировавший вторым на 2 часа позже) впервые в истории безостановочных гонок на однокорпусных парусных яхтах преодолел знаменитый жюльверновский 80-дневный рубеж!
Начиная уже с третьей гонки в 1996 году каждая новая кругосветка Vendee Globe обновляет значения в реестре скоростных достижений. Но, изучая историю регаты, в первую очередь обращаешь внимание не на рекордные цифры. Отчёты об итогах гонок — словно вести с фронта, доклад о боевых потерях. «Поломка мачты», «повреждение корпуса», «столкновение», «опрокидывание», опять «опрокидывание» и ещё одно «опрокидывание»... Были и невосполнимые утраты: гибель яхтсменов. Дважды в истории регаты океан требовал для себя жертвенных подношений. На пути к финишу Vendee Globe из сезона в сезон теряет едва ли не половину своего флота. Успешно пройти всю гонку — неважно, с каким результатом — уже достижение! Наверное, поэтому во французском порту Ле-Сабль д’Олон в провинции Вандея, откуда стартует и куда возвращается регата, толпы поклонников кругосветки с почтением и восторгом встречают как победителей, так и гонщиков, пришедших далеко позади «пелетона».
В этом году обошлось без жертв, хотя девять из двадцати лодок покинули гонку. Причём практически каждое из происшествий могло закончиться трагедией. Когда на палубу падает сломанная мачта или яхта ночью на полном ходу врезается в притопленный 16-футовый контейнер, спрогнозировать благополучный исход не дано никому. Что чувствует в такой ситуации человек, оказавшийся на терпящей бедствие яхте? Быстрой помощи ждать неоткуда: ведь ты один посреди океана. В конце 90-х автору выпала честь лично познакомиться с одним из участников Vendee Globe, британцем Тони Баллимором. В гонке 1996–1997 года его лодка потерпела крушение. Тогда из 16 стартовавших яхт на финиш пришли только шесть. В южной Атлантике, там, где температура воды устремляется к своему минимуму, а ледяные шторма неделями держат гонщиков в напряжении без сна и отдыха, у яхты Баллимора произошла поломка киля.
Лодка опрокинулась вверх дном и осталась на плаву, а Тони оказался в заточении внутри корпуса яхты. Сигнал бедствия приняла служба береговой охраны Австралии, и на спасение гонщика вышел военный фрегат. Несколько дней Баллимор находился внутри крошечного судна в ожидании помощи. «Когда спасатели подошли к лодке, я долго не решался покинуть своё хрупкое убежище. Я понимал, что у меня может просто не хватить сил для того, чтобы проплыть в ледяной воде под лодкой и вынырнуть наружу. Не говоря уже о том, чтобы в случае чего вернуться обратно». Что же мотивирует этих отважных людей, бросающих вызов морской стихии? Что заставляет их участвовать в этом крайне рискованном соревновании? А ведь есть среди них и те, кто выходил на старт сумасшедшей гонки неоднократно!
Вряд ли гонщиков можно заподозрить в мизантропии, в желании на долгие месяцы уединиться, отдалившись от всего человечества. Деньги? Призовой фонд в 160 000 евро — тоже не слишком очевидная причина, чтобы тратить лучшие годы, готовя себя к испытанию океаном и обивая пороги спонсорских контор в поисках одной только возможности построить и оборудовать лодку и выйти на старт.
Вероятно, ответ нужно искать в материях иного порядка. Для каждого, кто выходит на старт Vendee Globe, не пустыми словами являются такие понятия, как преодоление, отвага, мечта.

Преодолеть привычные границы человеческих возможностей, отважиться на рискованный поступок, мечтать о победе. Измерить себя океаном. Для каждого из них Vendee Globe — это своя вершина, свой Эверест.